Стационарное отделение диспансера
(0 Голосов)
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В стационар направляются для госпитализации больные с разными стадиями и на разных этапах течения болезни: например, больная раком молочной железы I стадии для радикальной операции и больная с таким же заболеванием, но с метастазами после проведенною несколько лет тому назад лечения; больная раком шейки матки в начальной стадии, полная надежды на выздоровление, и другая — с этой же локализацией, но с запущенной формой для паллиативного лечения; больной с саркомой кости нижней конечности для лучевого лечения и с таким же заболеванием человек, который в прошлом перенес ампутацию конечности.

Задача деонтологии заключается в том, чтобы больные с начальными фазами заболеваний, поступающие в стационар для радикального лечения или только что перенесшие его, не столкнулись бы и не встречались с больными с такой же локализацией, но поступающими повторно, уже с метастазами. Если в диспансере небольшое число коек и все они размещены в одном здании или на одном этаже, то эта задача просто неразрешима, и надо признаться, что все усилия со стороны врача и среднего медицинского персонала по соблюдению деонтологических правил оказываются напрасными.
Надо сказать, что население, независимо от уровня культуры, и даже медицинские работники и в настоящее время еще находятся в плену всяческих предрассудков. Почти все больные утверждают, что им известно о неизлечимости рака. Врачу стоит очень больших усилий разубедить больного, заставить его поверить в возможность излечения и необходимость как можно раньше приступить к лечению. Больной, успокоенный, осознавший серьезность своего заболевания, начинает верить в возможность излечения и получает направление в онкологический стационар. Но вот мы видим его в слезах, подавленного, не отвечающего на вопросы, отказывающегося от еды, с грустным, устремленным в пространство взглядом. Лишь спустя один-два дня узнаем, что в это отделение поступил в тяжелом состоянии больной, подвергшийся ранее такой же операции. Так мнение о неизлечимости рака, которое врач всячески старался поколебать, получило в сознании больного на конкретном примере как бы новое подтверждение.
И врачу все приходится начинать сначала: успокаивать человека, убеждать в том, что другой больной долго уклонялся от лечения и согласился лишь тогда, когда заболевание распространилось на другие органы. В таких случаях врач должен сочетать истину с вымыслом лишь бы вернуть больному надежду на выздоровление! Бывают случаи, когда больного никак не удается разубедить и он требует выписки из стационара.
На какие только уловки не идут врачи, чтобы скрыть от больных истину! Родственники больного и его соседи по палате судят о радикальности произведенной операции по тому, сколько времени она продолжалась. Поэтому больного после пробной или паллиативной операции необходимо держать в операционной подолгу, не менее двух часов производя ему там гемотрансфузию и введение кровезамещающих растворов. Чтобы скрыть истину от самого больного, назначать ему такое же лекарственное лечение, режим и диету, как и больному после радикальной операции. Однако такая тактика все равно разгадывается больными.
Противоречит деонтологии и стремление организовывать в диспансерах отделения для тяжелых больных в терминальной фазе заболевания. Это граничит с жестокостью не только по отношению к больным, которые госпитализируются в такие отделения, но и к тем больным, которые хорошо знают и понимают, кого именно помещают в указанные отделения.
Когда состояние кого-либо из больных становится тяжелым, возникает тревога и забота о других людях в этой палате, которые получают специальное лечение в отношении которых у врачей есть надежда на стойкое улучшение. Тогда само собой приходит решение перевести тяжелобольного в отдельную палату. И хотя врач полагает, что никто ни о чем не догадывается, на самом деле больные понимают, зачем и куда соседа переводят.
Лечебно-охранительный режим, столь оправдывающий себя в стационарах общего профиля, для онкологических учреждений приемлем не полностью. И прежде всего должны быть отвергнуты шепотная речь и обстановка гнетущего молчания, которые не успокаивают, настораживают больного и оставляют его одного со своими  мыслями. При посещении больных в палате и на обходе надо стремиться к созданию бодрой обстановки, стараться вести беседы на отвлеченные темы, поддерживать важность хотя бы незначительного улучшения.
В настоящее время, когда методы лечения все более усложняются, когда общепринятыми становятся комбинированные и комплексные методы лечения, длительность пребывания больных в стационаре исчисляется многими неделями. При этом занятость собственно лечением (сеанс облучения, инъекции, перевязки, анализы) определяется не более чем одним часом. Все остальное время больной предоставлен самому себе. Он лежит на койке один со своими мыслями, наблюдает за мучительным состоянием других больных, размышляет долгие бессонные ночи над своей судьбой — все это оставляет мало места для оптимизма.
Вот почему в свободное от обхода и лечения время необходимо всячески поощрять телевидение, радио, игры в домино, шашки, шахматы, чтение газет, журналов и художественной литературы; завтраки, обеды ужины за общим столом, пользование в вечерние часы телефоном; телевизоры и телефоны должны быть установлены в каждом отделении, радиоточки должны иметься в каждой палате. Надо одобрять увлечение некоторых больных вязанием, вышиванием, плетением сумок, изготовлением цветов. В хорошую погоду разрешать больным пребывание на воздухе, прогулки, ежедневные посещения больных родственниками и друзьями по работе.
В отдельных случаях по просьбе родственников нужно разрешать больным при общем удовлетворительном состоянии и наличии транспорта отлучки в воскресный день домой — ведь некоторые из больных в ближайшем будущем будут лишены возможности бывать дома, все назначенные лекарственные средства больной принимает утром перед отъездом домой.
Необходимо все предусмотреть для того, чтобы больной за время пребывания в стационаре не имел повода для недовольства. Достигнуть этой цели можно только высокой культурой труда, соблюдением четкой трудовой и профессиональной дисциплины. Своевременное проведение всех исследований, лечебных процедур, строгая регламентация часов обхода, обеспечение тишины во время послеобеденного и ночного сна — все это должно способствовать восстановлению равновесия высшей нервной деятельности и выздоровлению.